Век живи, век учись или новый рекорд Гиннеса.
Век живи, век учись или новый рекорд Гиннеса. - Франция
Автор: Administrator   
13.10.2011 20:39
Индекс материала
Век живи, век учись или новый рекорд Гиннеса.
Франция
Все страницы
Остановились мы в отеле в Морпа, как оказалось позже, кроме нас там же жили ребята из Перми и Челябинска, 3 марафонца из Индии, и еще человек 5 откуда-то из Европы. Четыре дня перед стартом были посвящены сборке велосипеда, культурной программе в Париже и Версале и прохождению технического контроля. Кстати, по-поводу культурной программы: оказалось, что по субботам с 21 до 23 часов все лето и сентябрь французы в Версале проводят «свето-шумовое шоу». Работают фонтаны в такт классической музыке, и фейерверк с газовыми пушками — нечто психоделическое, нужно посещать обязательно!

Стартовали мы 22 утром в 5 часов. И ровно в 5 часов утра начался дождь, который с перерывами сопровождал нас весь до Лудеака.

Я, вообще-то планировал ехать в одного (ну, со случайными попутчиками). Специфика у нас видимо такая, катать по-одному (в отличие от иностранцев, где часто едут одной командой в одном темпе). Это обусловлено, по-моему, тремя причинами:

наши плохие и опасные дороги без обочин, когда в группе можно ехать только «струной», что предполагает довольно высокий темп и «моральные» обязательства «отрабатывать» свою смену, а не нагло сидеть на колесе;

ехать же парами в размеренном темпе, «болтая» ногами и языком у нас не реально, т.к. чревато конфликтами с водителями или травмами;

третья причина (отчасти порождена первыми двумя, отчасти имеет более глубокие и не так очевидные корни) — стремление ехать быстрее кого-то, обязательное наличие соперника.

Однако на старте я (к счастью) был не один, а с Валерой Сокольским и ребятами из Перми — Иваном Румянцевым и Женей Пичкалевым. Сюрпризы, вообще-то, начались еще накануне вечером. Неожиданно сломался наш навигатор в машине, попытки оживить его длились до часу ночи и оказались тщетными, и мой ангел-хранитель в лице Светы осталась только с легендой от организаторов и бумажной картой на руках (слава богу, разметка на французских дорогах не чета нашей, да и народ оказался более отзывчивым — в результате серьезно поплутала она только на подезде к финишу в Сен-Кантене).

Как только мы выгрузились из машины и поехали на старт, выяснилось, что моя «народная» чудо-фара MagicShine ни в какую не хочет светить, в принципе. Смена батарей, перетырк контактов в проводах ни чего не дал, т. е. задний свет горел, передний нет. А налобник был бережно упакован в рюкзаке, который по плану Света должна была передать мне в Фужере при въезде в первую ночь. Но лежал тот рюкзачек, по закону подлости (или по закону Мерфи) не в багажнике машины, а в отеле.

Марафон для меня заканчивался еще не начавшись, ну, или так подумалось на мгновение, однако выручил меня Валера, отдав один из своих фонариков. Устройство это только создавало видимость, что у меня есть освещение и контролеров на старте я прошел. В группе ехать было весьма комфортно, света хватало и от уличных фонарей и от чужих фар. Однако, так как крепление фонарика не соответствовало моему рулю, с висящей спереди сумкой — фонарик отлетел под колеса едущих сзади буквально через 15-20 км. Было еще темно и подбирая его с дороги и запихнув в карман я выпал из своей группы и на какойто момент оказался в кромешной темноте. Благо дорога ровная и прямая, даже «на ощупь» смог догнать красные огоньки, в группе вообще ни кто ни чего не сказал, отнеслись с пониманием к моей проблеме. А вскоре и рассвело, тут начались просто безумные гонки по полям, шпарили как очумелые. Перед городками вперед выходил «товарищ» из Австрии (он мне представился, но я забыл как его зовут, да и номер не запомнил), дорогу он знал отлично, поэтому города пролетали практически не притормаживая. Неожиданно быстро появился Лонгни-а-Перш, выезд из него с крутой горочкой я помнил еще по прошлому году. Вот на этой горке я впервые испробовал «в деле» свою горную кассету и снова встретился с челябинцами и Валерой Сокольким, вместе и доехали до Мортани.

Горная кассета в комплекте с «компактом» 50-36 спереди себя полностью оправдала. Количество переключений спереди стремилось к нолю (соотношение 50/28 практически равно 36/20). Однако, как любая палка имеет два конца, так и у этой кассеты был минус — разница на звездах 28-25 оказалась великоватой при езде стоя на усталости — возникал неприятный, а порой и болезненный в коленях рывок, как будь-то оступился на лестнице. Но проявилась эта особенность (вернее была мной осознанна) только на последних 300 км.

А пока что - начинался первый день на дистанции, дождик ненадолго прошел, солнышко светило все ярче. Видимо прошло стартовое напряжение, график выполнялся на все сто и зайдя на КП за горячим питанием (все по плану), я ребят потерял, тронулся в путь, думая, что они уже уехали, на самом деле они поехали чуть позже.

Снова в группе с тем же австрийцем, тут мы друг другу представились, диалог позже повторялся много раз:

-Ты откуда?

-Из России.

-А-а-а, Москва, знаю!

-Нет, Екатеринбург.

-???

-Свердловск.

-??????

-Урал.

-Уральские горы знаю, граница с Азией. А я был на маорафоне вокруг Ладоги, это рядом. А много вас приехало?

-80 человек (с гордостью)!

-У вас маленький клуб, понимаю (с сожалением).

-Всего 80 русских, со всей России (со злостью и досадой непонятно на кого).

-??????!!!!!О, пардон, я не думал что у вас так холодно.

-Да, не холодно, а дороги плохие.

Дальше разговор не клеится, настроение почему-то испортилось. Пытаюсь сам себе объяснить, почему из Японии приехало 1000 человек (вокруг Японии они там 600-ки наматывают, что ли). Не могу это объяснить, все нелогично, становится грустно. Меня догоняет Валера. Начинается дождик. К часу дня приезжаем в Вилань. Настроение поднимает первая отметка в маршрутке на КП и горячий суп в столовой (ему я не изменял практически до финиша, только в Дре ограничился вторым без супа). На выезде из деревни приклеивается к нам местный паренек на шоссейнике - в джинсах и на топталках. Вежливо интересуется можно ли вместе проехать.

-Ага, давай.

Дальше стандартный диалог, с упоминанием команды «Катюча» и ее неудачного выступления.

Километров через 10 - неожиданное предложение:

-Можно я впереди поеду, а вы у меня на колесе посидите?

И так он втопил на своих топталках, что еще километров 10 промелькнули, как один. А лет-то ему 14-15. В подвернувшейся на пути деревеньке он на мгновение притормозил возле местных пацанов, а затем, уже на выезде догнав, радостно сообщил, что завтра дождя не будет.

-Будет снег? - мрачно шучу я.

-Нет-нет, сухо. Ну, ладно, спасибо вам, я поеду домой.

-Спасибо тебе, счастливо. А зовут-то тебя наверное Тома Фокле?

-??? А-а-а, нет конечно, меня зовут....

И опять я не расслышал, не запомнил как его звали.

До Фужера едем с Валерой, периодически то промокая то высыхая. В Фужере нас ждут благоверные жены с сухим и чистым комплектом одежды. Одеваю гамаши, дождевик, меняю памперс (вижу, как морщится Слава; ну, хорошо-хорошо, велотрусы). Закупаю на контроле гели (так на них и проехал между обедами на КП), заливаю литр изотоника (первый и последний раз на дистанции, свой из дома поленился везти, а на маршруте почему-то не покупал — это еще один мой просчет, думаю, что он сыграл не последнюю роль в последующих событиях). Мастырю на сумку спереди налобник — сидит отлично, но по сравнению с моей «чудо-фарой» он, хоть и Petzl, но светит так себе. Вздыхаю, тихо ругая свою безалаберность, трогаемся в путь. Вперед, времени шесть часов и нас ждет вечер и первая ночь!

Только выехали с КП, сверху где-то открылась дыра из которой сплошным потоком ливануло, так что весь наш сухой прикид превратился в мокрый. Спрашивается: на черта мы потратили полчаса на переодевание? Ну, ладно, едем. Тут выясняется, что темп у меня с Валерой категорически не совпадает, сперва он отрывался на спусках, а мне приходилось напрягаться в подъем, чтоб его догнать. Потом я стал от него отставать в принципе. На предложение: «Брось меня, командир», Валера оптимистичненко так заявлял: «Да все нормально, у меня просто накат лучше». Попытки ехать рядом, обсуждая качество французских дорог и восторгаясь запахом навоза с ферм, становились все короче. Теньтиньяк промелькнул как-то быстро и незаметно (штамп в книжку-суп-вода в бачки). Вскоре, к счастью моему и Валериному, его оптимизм закончился. Я где-то так конкретно «призадумался» и Валера докатывал в Лудеак с иностранцами.

Прибыв полпервого ночи в Лудеак, как-то автоматически констатирую, что от «идеального» плана уже отстаю на 2,5 часа, но укладываюсь в «реальный». Отдаю себя в руки Светы, которая меня водит между КП, столовой, душем и спальным спортзалом. Душ в Лудеаке оказался самым позорным (бумажные салфетки вместо полотенца, чуть не убился подскользнувшись на обмылках сплошь покрывающих пол в душевой, ну, и несчастные женщины — вынуждены были отврочиваться или идти наощупь мимо открытой всем ветрам и взорам мужской раздевалки — зрелище не самое эротичное).

Зато мат в спортзале оказался мягче и удобней всех ортопедических матрасов в мире. Правда поспать удалось только до полпятого. Света меня обрадовала, сообщив, что мой чудо-фонарь в ее руках включался, снова покрутив девайс обнаружил, что в проводе возле разъема есть неконтакт, но при определенном положении свет работает. Включил фару — все ОК, однако налобник оставил на сумке. Одевание, туалет, завтрак отняли еще час и тронулись мы с Валерой в путь на Брест аж полшестого. По дороге до Каре все присматривался к асфальту, где-то там в этом году наша дорога пересекалась с маршрутом Tour de France. В одном месте так-таки я углядел на асфальте надпись Cadel Evance (или это мне показалось в сумерках, видел еще кто-нибудь или нет)?

В утренних сумерках в Сан-Николя чуть не уехал на Париж. Благо мой поворот за возвращающимися из Бреста заметил один из возвращающихся — тормознул и спросил в Париж ли мне, направил меня на путь истинный. Спасибо тебе брат, на стрелки я, наверное не скоро бы обратил внимание. В Сан-Николя пытаясь выполнить план, хотел зайти в столовую, но организаторы, почему-то меня не поняли и направили на Брест, правда заставив сделать два круга по стадиону.

Каре помню нечетко (штамп-суп-вода), отметил проезд через Хуэль Гоат, там в прошлом году качество асфальта показалось плохим (по французским меркам), так оно было и в этом году. На Тревезе был густой туман, как молоко, какие-то зрители на перевале (там где кольцевая развязка перед спуском).

Вскоре рассвело. Удачно остановившись для санитарной паузы пристаю к группе из двух итальянцев и еще человек 4-5, которые довезли меня до Бреста. Собственно впереди ехали только итальянцы, меняя друг друга и непрестанно что-то обсуждая. Было такое впечатление, что они не виделись сто лет и в седле только 30 километров, да и едут на полтинник — так ломили. Зато сиделось за ними шикарно — там практически везде спуск, короче на спидометре за час до Бреста меньше 35 и не было. Супер! Кстати среди прочих в группе оказалось два человека на сингл-спидах (причем заднее колесо флип-флоп), правда видно было, что использовали они только одну — малую — звезду сзади. На спусках у них конечно был дискомфорт, каденс под 150 наверное. Тут я, внезапно для себя, осознал, что они, стартовав, обрекали себя крутить педали 1200 км НЕПРЕРЫВНО! Ужас! Стараюсь держаться чуть впереди, ближе к итальянцам, чтоб не видеть тех, кому трудней чем мне, но кто едет бодро и выглядит не самым усталым.

Не остановиться на мосту через залив наверное невозможно! Красота! Лучшей награды проехавшим 600 километров — не придумать.

Петли по городу, знакомство с промзоной Бреста, череда ж/д переездов (надеюсь ни кто на них не навернулся) — напомнили выезд из Екатеринбурга на Полевской тракт. Привет организаторам 5000 человек помянули их тихим добрым словом, осбенно «радовались» приехавшие в Брест ночью. На КП выполняя обычную программу, на стадии поглощения супа вдруг осознаю, что затратил всего 32 часа, т. е. благодаря итальянцам подтянулся к «идеальному» графику аж на 2 часа. Расслабившись, полчаса провожу в душе, и в обратный путь трогаюсь в 15:00.

На пути в Брест возникла только одна физическая проблема — засыпание в период с 1 до 6 утра, но это было ожидаемо и запланированный сон на КП свел к минимуму движение в этот период и риск отрубания на ходу. Настоящие проблемы начались как только я тронулся назад. Сперва я подумал, что дискомфорт в ногах временный, раскручусь и все пойдет как по-маслу. Ан нет. Миновав мост на выезде вдруг почувствовал острую боль в правом ахилле и левом колене. Тянуть не мог левой, давить не мог правой, в результате началось ерзание по седлу. Попытки поработать стоя решали проблему только с правой ногой, колено все равно напоминало о себе.

-Так-с, только не паниковать. Анализируй это, как говорится.

Начал я раздумывать над причинами. Вспомнил и отсутствие изотоника. И то что утром голеностопы не смазал разогревающим кремом. Тут же почувствовал «прелесть» горной кассеты с ее резким переходом со звезды на звезду. И вот так вот грустно раздумывая, выстраивая одну неспешную теорию за другой, я так же неспешно приближаюсь к Каре. И тут меня как молнией шарахнуло: а ведь ты, дружок, когда велосипед собирал, такой ляп допустил, что тебя расстрелять надо.

Дело было так. Туфли у меня (и шипы, естественно) были новые. В результае встегивание получилось полее тугое (пришлось затянуть еще и на контактах пружину). Короче когда я уже перед стартом велосипед собрал и прокатился мне все понравилось, но «показалось», что высота седла недостаточная (типа я 2 сезона откатал неправильно) и нога распрямляется не полностью, подниму-ка я седло на 1 ОДИН сантиметр, что и сделал, чудак!

До старта я естественно этого и не почувствовал, не осознал и на первой половине, хотя какая-то ассиметрия и дискомфорт, видимо возникли. А проявилось после отдыха и расслабления.

Остановился, опустил седло на 1 см, так как ездил обычно, поехал. Через 10-15 снова «сел» в удачную группу, забыл о колене и ахилле и доехал до Каре, однако уже в городе «вспомнил» про свою пятую точку. Видать пока ковылял из Бреста появилась потертость. Пришлось купить крем, научиться им пользоваться. В последующем этот крем стал самым моим близким другом (на финише в карманах куртки не было ни гелей ни мюсли но был КРЕМ)!

Сан-Николя проехал в сумерках без остановок, фара светила отлично и я въехал во вторую ночь более уверенно, чем в первую.

Ночная езда это что-то космическое. Когда в кромешной темноте несутся человек 30-40 создается впечатление что не едешь, а летишь. После моста через Атлантику это было вторым по силе эмоций событием. Как на качелях вверх-вниз, вверх-вниз, хочется закрыть глаза и отдаться этим волнам и плыть так далеко-далеко. Вот только засыпать нельзя, а подрубать начинает здорово.

Вернувшись в двеннадцать часов в Лудеак я уже отставал от графика на 2,5 часа!

В Лудеаке меня ждала теплая встреча с местными жителями в лице Светы. Ее робкое предложение ехать дальше без сна натолкнулось на решительное непонимание, пришлось напомнить, что от плана отсупать нельзя ни в коем случае и, что отказ от сна — преступление против человечности. Ждали меня только хорошие новости: Валера приехал час назад и уже находился где-то между едой и сном. Дальше - по плану: штамп-суп-душ-сон. На этот раз до 4 утра. Однако выпитая перед сном противоспалительная таблетка сыграла злую шутку: озноб заставил кутаться в одеяло, а после подъема наступил такой колотун, что ложку держать не мог, еле дошел до велосипеда.

На мое счастье фонарь не хотел загораться, так на него разозлился, что забыл про озноб. Сорвал в сердцах этот фонарь, как ядовитую гадюку, на вытянутых руках унес его в палатку к техникам. Там взятым напрокат ножом, решительно вырезал злополучный разъем, оголил провода и тупо все скрутил и заизолировал. Получилось даже гламурненько. Изолента была в тон - черная. Фонарь заработал как положено. Я подумал, что жизнь налаживается и с легким сердцем стартанул.

Тиньтеньяк промелькнул привычно незаметно (штамп-суп) воду начал пить значительно меньше. Пятая точка напоминала о себе все больше и больше и предпринятые с утра попытки использовать ее одновременно с педалированием отвергала все решительнее и решительнее. Новые порции крема наносились на проблемное место не только на КП, но и в придорожных кустах — возник дополнительный уважительный повод для санитарной паузы.

К двеннадцати часам дня произошло несколько знаменательных событий:

я приехал в Фужер, все по плану, плюс очередная смена памперса (Слава, привет),

отставание от «идеального» графика не превышало 5 часов,

я понял, что дальше придется ехать только стоя,

моя новая каретка (поставил ее буквально перед «жаждой») стала напоминать о себе все более громкими звуками.

В Фужере распогодилось. Перед выездом наложил тейпы на оба ахила (звучит круто, выглядело так себе ибо был это простой пластырь, но сработало реально). Поехал я бодренько так — некоторые говорят «танцовщицей», только была эта танцовщица, пардон, только вчера беременная, а вот сегодня уже не беременная. Выяснил, что пить едучи стоя дюже неудобно, не получается одновременно бачок в руке держать и педали крутить.

Где-то на горках после Фужера догоняю русского (на форме Russie) – оборачиваюсь — человек немолодой, лицо знакомое, а кто не могу вспомнить.

-Здравствуйте, мне ваше лицо знакомо, но я не могу вспомнить вашу фамилию?

-Басалаев.

-Вау, не верю, что оказался с вами рядом. Я читал про ваш поход на тандеме...

Неспешно делимся впечатлениями, единственное что печалит моего попутчика — леденцы с эвкалиптом.

-Они оказались не правильные. Я их взял, чтобы меньше пить, а меня с них в сон клонит, наверно от эфирных эвкалиптовых масел. Надо будет серьезно разобраться, как вернусь.

Вот такие мысли и проблемы появляются к окончанию третьих суток в пути.

Где-то на горках перед Виланью меня обгоняют пермяки Иван с Женей, идут бодренько так (они ночевали в Сан-Николя, но выехали одновременно со мной). Их появление меня конкретно приободрило. Догнать их стоя я, конечно, не смог, однако произвел деморализующее впечатление на несколько десятков попутчиков, которых обходил что на подъемах, что на спусках лихо вкручивая «танцовщицей» (мне определенно нравится это слово).

Вот так вот лихо вкручивая «танцовщицей» (без кавычек писать нельзя, т. к. ничего вкручивать-закручивать танцовщицей нельзя, это же не отвертка) к пяти часам вечера я влетаю в Вилань и тут на тебе: музыка играет, барабаны бьют - Вилань (Виль по версии Володи Семенова) празднует возвращение блудных попугаев. Столпотворение в деревне, причем наличие велосипедистов им не так уж и принципиально. Прикольно. Но меня терзает только одна мысль: а есть ли у них обезболивающее? Ну, на медпункте оно конечно есть, понятно, что промедола мне не дадут, но вот анальгинчика можно ли выпросить или они будут настаивать на осмотре, а подом вдруг еще предложат прекратить самоистязание? Все оказалось проще: поход в медпункт после штампика не занял и пяти минут. Меня посчитали и зарегистрировали в специальном журнале, вызванный ко мне доктор поинтересовался причиной, предложил осмотр, с нескрываемой в глазах радостью выслушал вежливый отказ и прописал шипучую таблетку парацетамола. OK, пусть это будет парацетамол. Только где тут у вас душ?

-А пачему ви не говорить по-рюсски? - спросила дама на информационной стойке.

-Да, не ожидал я, извиняйте.

-Пойдемте я вам покажу дюш и ресторан. А хотите массаж. Бесплатно.

Я как представил себя потного, грязного у массажиста - отказался. Но уже в душе подумал, что вот сейчас можно было бы лечь, расслабиться, отключиться, поспать....

Отъехав километров 20 из Вилани, справа на обочине вижу «скорую», потихоньку огибаю машину и не вижу, кому там оказывают помощь. Но все спокойны, велосипеды аккуратно лежат на травке, водитель неспешно заполняет документы.

По дороге на Мортань попытался плутануть второй раз. Поднимаясь в горку, опустил голову и пропустил резкий поворот направо. Так как ехал «в отрыве», только метров через 300 сзади услышал свист и крики, обернулся, против солнца ни чего не рассмотрел. Подумал, что это местные приветствуют ту группку, что ехала за мной. Тут же в голове мысль — «Откуда в лесу зрители»? «Так они ж сюда болеть приехали, у них так принято” - отвечаю сам себе и продолжаю вкручивать в гору. «Стоп, а почему они меня не приветствовали»? - «Так ты ж один был, а там гру-у-уппа». Вообщем было от меня до этого своротка не менее полукилометра, когда сзади послышалось сипение и хрипение, оборачиваюсь — догоняет меня молодой парень (тоже «танцовщицей», но она у него какая-то полумертвая уже) и тут я врубаюсь. Бог мой. Я даже сказал-то ему только - «Сенькью, мерси». А должен был как минимум до Мортани на себе везти. Я бы в эту гору за не туда уехавшим, к стыду своему, но не поперся бы, наверное подумал бы, что судьба такая у него, не сложилось. Вот так вот!

Перед Мортанью начало смеркаться, подумал, что на КП зажгу свет, одену жилет, но глядя на тормозящих попутчиков, буквально за 5 километров до города одеваю жилетку и включаю всю свою иллюминацию. Садится вторая литиевая батарея, но на КП переключусь на комплект из пальчиковых аккумуляторов.

Полдесятого я на КП, Валера уже кушает. В моем плане (штамп-суп-вода) вместо воды сегодня уже второй раз стоит пункт «крем». Света заботливо помогает ориентироваться в пространстве, помогает утеплиться. Сообщает новости, подъехали пермяки, я их «обогнал» у «скорой». Это Жене Пичкалеву оказывали помощь. Он на спуске кого-то догнал и упав повредил руку. На КП у него настроение ниже плинтуса но женщины и его успокоив помогают сориентироваться во времени-пространстве. В результате в ночь мы выезжаем в следующем порядке с перерывами в полчаса: Валера, я, Иван и поспав 1-2 часа, Женя. Прибываем на финиш: Иван, через 15 минут Валера. Затем я и через 15 минут Женя. Как говорится, генеральная классификация полностью перетасовалась.

Но впереди еще была целая ночь. Временные ориентиры у меня уже как-то сдвинулись, сделались абсолютно незначимыми. Сейчас стало понятно, как можно находясь в 60 километрах от финиша с запасом в несколько часов не уложиться в лимит — все дело в искривлении пространства и времени. Где-то в районе Дрё это и происходит, гиблое место, одним словом.

Выехав в ночь обнаруживаю, что: дорога зело холмистая, на пальчиковых аккумуляторах фара светит в 2 раза хуже. Ковылять вверх можно, но на спусках конкретно опасно. Пристраиваюсь к группе с хорошим светом, но она долго не живет, кто-то уходит на спуске, кто-то тормозит и начинает рыться в рюкзаке. Еду какое-то время один в стиле батьки Махно: далеко спереди красные, далеко сзади белые.

Вдруг прямо передо мно на дорогу падает невесть откуда взявшийся товарищ. Такое впечатление что вот его не было, но стоило моргнуть и он уже здесь, велик на дороге, человек на дороге, как с неба упал. Останавливаюсь, поднимаю какой-то предмет откатившийся на дорогу — голая рука, уже холодная, твердая и культя — без кисти. Хм. Спрашиваю мужика: «Are you OK?” OK,OK, - бормочет упавший (дедулька с седой бородой), а сам не обращая внимания на отвалившийся фонарь начинает судорожно рыться в сумке на багажнике в темноте. Тут подъезжают и останавливаются «белые» сзади. Что-лопочут — не пойму. Дед наконец догадался включить налобник и еще раз перерыв сумку, наконец оборачивается в мою сторону. Смотрю на то, что поднял с асфальта — тьфу ты, чертовщина — багет. Еще раз спрашиваем, уже хором, все ли нормально у деда, тот кивает подбирает фонарь и мы едем дальше.

Мне снова повезло, я встретил Дон Кихота и Санчо Пансу. Ну, почти. Свет был у них нормальный, взяли они меня с удовольствием и тот из них, кто владел английским разговорился. Он — Гнасио, его напарник Пако, испанцы. Игнасио — худой нос горбинкой в диоптрийных очках. Пако по английски ни бум-бум, коренастый с животиком, в кепке. Обсудили погоду, дорогу, про Вуэльту перекинулись словцом. Спустившись с горок в какой-то деревеньке тормознулись (по инициативе Игнасио) у пикапа на обочине — мужик и две женщине в возрасте — кипятят воду, предлагают кофе, чай. Мы кофе попили, Игнасио спросил дорогу, мужик сказал, что до Дрё километров 30, но гор уже не будет, только по полям. Игнасио за деньгами полез, но мужик наотрез отказался: «Вам приятно и мне хорошо, езжайте, с богом». Ну, мы поблагодарили, стаканчики, в мусорный пакет попбросали, вроде бы и ехать, но Игнасио куда-то звонит по сотику, я разговор не расслышал, но по интонации понял, что кому-то не родному он звонил. Как поехали — спрашиваю: «Если не секрет, друг Игнасио, скажи, кому звонил»? Он и отвечает: «Звонил в call-центр, к организаторам. Сказал, что там-то и там-то мужичок бесплатно поит кофеем и чаем, приветливо встречает-провожает и номер пикапа сообщил. Нам ведь, говорит, телефон дали, чтоб звонить не только по грустному поводу: cощел-разбился, но и радостью поделиться». Вот так вот.

В Дрё чуть поплутали на въезде, Игнасио даже навигатор включал. На КП испанцы пошли спать (под Сен-кантеном обогнали они меня уже при солнечном свете, не узнали).

На КП: штамп в маршрутную книжку - второе вместо супа. Планирую прикупить 8 батареек энерджайзеров и судорожно пытаюсь посчитать хватить ли денег. Садясь за стол с подносом автоматически бурчу «бонапети» соседям. Справа раздается: «Сборище русских в Дрё». Поворачиваю голову и не могу узнать говорящего. Ба! Да это мосье Семенов. Выясняется, что наши планы абсолютно идентичны: «Вперед, на Сен-Кантен!» У Володи хороший свет, правда где-то плохой контакт — одна из фар гаснет и загорается неожиданно для окружающих. Доедаем вместе. Вместе выполняем план по использованию крема — у меня такой же как у него (я на правильном пути). Забираем из зарядки аккумуляторы для его фонаря. Выйдя на улицу обнаруживаю пропажу одной перчатки. В задумчивости делаю 3 круга по маршруту контроль-столовая-туалет-зарядка-улица. Все тщетно. Плюнув, решаю ехать без перчатки, направляюсь к терпеливо ждущему меня Вове и вижу ее висящей на ограждении. Все, последний этап, поехали.

Скоро мой попутчик отметил оригинальный «стиль» передвижения и услышав, про подходящие к концу 300 километров стоя, Вова так задумчиво замечает: «А представляешь, если б ты вообще снял седло и подседельник, насколько быстрее ехалось? Минус почти килограмм». За разговорами время и расстояние улетали незаметно, но неспеша. При въезде в какой-то городок, он решительно предлагает мне на практике проверить еще одно его открытие: оказывается, если ночью выбирать место для сна на травке, то делать это нужно в городской черте, т. к. там нет росы. И начинает он так конкретно мастыриться на газончике у забора, причем ему надо было еще и в тени фонарного столба разместиться, чтоб в глаза не светило. Он и мне предлогал прилечь, но я как боевой конь: стоя опустил голову на руль и отключился на какое-то время. Сколько мы так отдыхали не знаю, думаю, что не более 5 минут, но мимо успело проехать несколько человек.

После такого странного пересыпа снова поехали, причем какое-то время пытались «держать темп». К счастью в темноте спидометра не видно было, поэтому «темп» был для нас довольно физиологичным, упираться не приходилось, ни какого насилия над организмом в этот момент не ощущал. Вообще от Дрё до финиша не покидало ощущение того, что смотришь на себя как-то со стороны. Володя все вспоминал про какой-то спуск в городе, на котором, якобы абсолютно не держат тормоза, но такого вроде бы не было. Зато проезжая по какому-то парку возникло острое ощущение, что двигаемся по кругу. Дорожный знак с названием одного и того же населенного пункта попадался 3 раза (сначало зачеркнутое, потом начало и снова зачеркнутое). А подъем в парке вообще воспринимался как стенка, причем, пока мы поднимались, нас обогнали два маршала на мотоциклах и остановились на вершине, что-то обсуждая. Вова предположил, что они засекают время у поднимающихся и тех, кто не уложится в некий норматив, отправят на второй круг.

В парке этом вообще были чудеса какие-то: только остановились для санитарной паузы, как из леса раздался сперва лай, потом визг, словно обезьяний, где-то на горке заблеяли овцы и заржали кони. Для полного комплекта не хватало только слона, подумал я. И так явно представил этого слона, выходящего из леса, что просто засмеялся. А Вова, почему-то сказал, что меня конкретно вставило. Наверное я слишком громко смеялся.

Ну, а потом начался Сен-Кантен, указатели 15, 10, 5 км до финиша. Объезжая по тротуару образовавшуюся на мосту пробку подали правильный пример каким-то иностранным рандоннерам, уже минут пять тупо стоящих среди машин. Они медленно, как во сне ломанулись за нами на тротуар, переставляя велосипеды через полуметровое ограждение. Выезжая на финишное кольцо Володя напомнил, что нас будут снимать на камеру и заставил застегнуться. Я честно предупредил, что не умею ездить не держась руками за руль, поэтому не смогу их вскинуть на финише в победном жесте. Вова успокоил меня, что делать этого не стоит, иначе мы дружно завалимся в финишном створе и будет это выглядеть совсем не комильфо.

Ну, вот и все. В спортзале отметился, с удивлением обнаружил там Ивана и Валеру. Причем по растерянному выражению их лиц понял, что они сошли, не доехав совмсем немного. Однако это оказалось не так, а совсем на оборот и растерянными там выглядели все. Процесс действительно закончился неожиданно. Вскоре появились наши дамы и Женя. Света подарила мне новый шоссейный велосипед 9из шоколада), который купила еще в Лудеаке и перла через пол-Франции, это было так трогательно.

 

Света, недавно сказала, что ПБП это своего рода паломничество. Так оно и есть. 100% 



Обновлено ( 13.10.2011 20:54 )
 
© 2018 olvo.ru. Все права защищены.
Joomla! — свободное программное обеспечение, распространяемое по лицензии GNU/GPL.