Как я познакомился с Бернаром Ино PDF Печать E-mail
Автор: Administrator   
03.11.2015 11:15
Берна́р Ино́ (фр. Bernard Hinault; род. 14 ноября 1954 в ИффиньякеБретань,Франция) — знаменитый французский шоссейный велогонщик, 5-кратный победитель Тур де Франс (1978-79, 1981-82, 1985). Четвёртый (после Жака Анкетиля (1963), Феличе Джимонди (1968) и Эдди Меркса (1973) велогонщик, выигравший все три Гранд-тура(1980). Среди достижений выигрыш в одном году Тур-Де-Франс и Джиро д’Италия в 1982 и 1985 годах; Тур-Де-Франс и Вуэльту Испании в 1978 г.
Одна из самых впечатляющих побед одержана в 1980 году в гонке Льеж — Бастонь — Льеж. Гонка хотя и проходила в апреле, но погода стояла зимняя, причём она ухудшалась в течение дня, в конце гонки началась метель. Из 174 стартовавших гонщиков финишировал 21. Последние 80 км 244-километровой гонки Ино Бернар ехал один. Отставание ближайшего преследователя на финише составило 9 минут 24 секунды
Прозвище среди велосипедистов — «Барсук» (фр. Le Blaireau)
wikipedia.org

До самого утра он просидел в засаде, пытаясь остановить хоть одного из проносящихся мимо велосипедистов. Но либо тревожно и беспокойно заснув, упускал подходящий момент, либо в последний момент решимость отказывала ему — страшно было выйти навстречу несущейся лавине ослепительных огней.
Просидев в кустах практически всю ночь, к рассвету он вновь задремал.
Очнулася он от холода и пропитавшей шкурку утренней росы. Вокруг была тишина. Поток этих светящихся в темноте глаз прекратился уже к полуночи. Барсук уже настроился на то, что и в этот раз им не удастся встретиться, а значит придется ждать еще долгие четыре года. А там, как знать, удастся ли ему дожить до следующего марафона, и хватит ли духу, выскочив на дорогу, остановить одного из этих Audax.
Вдали появился знакомый звук — как будь-то шуршание листьев на сильном ветру. Но этот звук был особенный, постоянный и нарастающий. А еще он услышал громкие голоса, эти переговаривались и, кажется смеялись.
Открыв пошире слипающиеся глаза, он внимательно присмотрелся к дороге.
На вершине спуска появились четверо, ехали плотной кучкой и тормозить их было бессмысленно — себе дороже.
Однако через несколько секунд на вершине спуска появился еще один. Один - ни перед ним, ни позади ни кого не было в пределах видимости. Барсук обрадовался, не веря удаче. Этот подходит: едет один, форма какая-то светлая и надписи явно не по-французски. Даже с флагом, вроде и цвета родные, но, как-то перепутаны и нарисованы горизонтально. Наверное голландец. Но нет, надпись-то Russie. Так даже лучше, получит он и за Москву и за Березину, по полной. Ну, что же, либо сейчас, либо никогда.
Человек встал на педалях, ускорился и припал к рулю стараясь набрать максимальную скорость. Барсук зажмурился, вздохнул-выдохнул и бросился наперерез.
 
На старт я припозднился. Приехал за 5 минут, но из-за длинной очереди, утреннего техконтроля и отметки в маршрутной книжке, свой старт пропустил. Расстроился не сильно, жаль было только, что с сопровождавшей и опекавшей меня всю дорогу Светой не попрощался. Вскоре увидел стоящего впереди Сергея Баранова и протиснулся к нему. Со старта поехали довольно бодро и по пригородам проехали в сопровождении мотоциклистов. Народу много, тесновато. Круговые развязки, высокие бордюры и рельефные разделители повышали опасность и добавляли напряжения.
Но вот позади уже час езды и мы выходим в поля и перелески. Здесь начинают формироваться группы и каждый начинает ехать в своем комфортном ритме.
Я пробрался вперед, тут меня, поприветствовав, обогнала группа немцев, за которой я и пристроился. Катилось легко, средняя около 30-32 км/ч. Уже включившись в ритм, я начал считать когда же прибуду в Мортань. По скромным подсчетам выходило что-то около 10-11 утра - совсем неплохо. В Вилань можно успеть к 13-14, а там уже и до Фужера было рукой подать, где мы договорились встретиться со Светой часов в 15-16. Там я рассчитывал хорошо отдохнуть, может быть принять душ и переодеть штаны и постараться к полуночи приехать в Лудеак, чтобы залечь до утра спать. Таков был наш идеальный план на первый день марафона.
В этот раз, по приезду во Францию, я обзавелся симкой от Orange с 3Gb интернета, которую вставил в 4G-WiFi-модем и, расположив его в арендованой машине, раздавал WiFi направо и налево. Так что были мы онлайн 24 часа в сутки на протяжении всего отпуска. Справедливости ради стоит сказать, что в конце 3 недельного пребывания пришлось прикупить еще 1Gb. Но возможность постоянно пользоваться навигацией, почтой, Viber-ом и Facebook-ом для трех персон, поверьте — оно того стоило. Планировали, что Света сможет отслеживать мое передвижение не только по отметкам на КП, но и по данным моего трекера FindMeSpot.com. А созваниваться планировали по Viber-у с КП. Но как оказалось свободный WiFi (французы произносят так же как и «уральские пельмени»: ви-фи) во Франции есть только в кафе и ресторанах. На ПБП он оказался только на велодроме, на остальных КП его не было (в Бресте не проверял), поэтому дозвониться до Светы мне не удавалось (свою симку я в телефоне не менял, просто вырубил сотовую связь). А вот трекер отработал как часы и Света видела новую отметку о моем перемещении каждые 10 минут.
И вот на одном из первых спусков где-то перед Gambaiseuil только я с горки раскрутился, только к рулю пригнулся, бросил взгляд на компьютер: все ОК, скорость за 50 км/ч, позади 30 км пути, время 6:15, температура 11º. Поднимаю глаза, высматриваю немцев скрывшихся за поворотом. Вдруг наперерез из кустов в полной тишине метнулась тень. Ни чего сделать не успеваю, по-моему даже тормозить не начал, только в свете фары заметил серо-коричневую спинку и продольные белые полосы. Кабан, блин!
Свой первый ПБП в 2007 мы со Светой планировали проехать на горных велосипедах. Слава богу, не смогли завершить квалификационную серию, сломались на 600-ке. До сих пор вспоминаем состояние прострации на следующее утро после схода с дистанции. Лежим в постели, глядим молча в потолок. За окном июньская вьюга и снегопад. Где-то по серовскому тракту возвращаются в город финиширующие одноклубники. У нас уже ни чего не болит и можно было бы ехать дальше, но слово сказано, дело не сделано и внутри пустота неописуемая.
Однако сейчас я понимаю, что та неудача нужна была нам в 100 раз больше, чем возможность стартовать ПБП, будучи не готовыми ни физически-технически, ни, что самое главное, морально.
Зато появилась возможность подготовиться не спеша, обзавестись достойным шоссейным конем, озадачиться необходимостью иметь нормальный свет, одежду, решить вопросы с едой на дистанции и прочее. Конечно эксперименты продолжаются до сих пор, и есть еще миллион открытых вопросов. Но то, что в 2007 году я был абсолютно не готов к ПБП сегодня я понимаю все более отчетливо.
Удар пришелся в переднее колесо. Его развернуло поперек движения. Мгновенный тормоз. Покрышка не слетела, обод деформировался, срезало 3 нипеля, спицы загнуло узлами. Сбросив седока, велосипед взмыл в воздух. Весело перевернувшись и сверкнув во все стороны горящей фарой, приземлился первый раз. Удар заднего колеса об асфальт сделал восьмерку и на нем. Еще раз подскочив вверх, велосипед снова перевернулся и уже окончательно брякнулся на дорогу прямо седлом. Кожа содрана, рамка седла деформирована. Скользя по асфальту, разодрал карман багажной сумки и вывалил на дорогу и камеру и фонарик.
Готовясь к ПБП, еще в феврале я обзавелся налобным фонариком Petzl TIKKA R+ с новомодным режимом ReactivLighting. Весной включал его пару раз на прогулках с собакой. Проехал ночные 400 и 600 км. И, в целом, был доволен. Собираясь во Францию, попытался его включить — не получилось, Ага, разряжен, подумал я и забросил в рюкзак, рассчитывая зарядить на месте. Благо USB зарядок у нас было немеряно и разных видов. На зарядку его поставил в последний вечер перед стартом и, отключив от сети, упаковал в багажник не проверив. После падения рассматривая его обнаружил на корпусе несколько царапин, опять засунул в карман до вечера. А вечером, надев его на каску, зажечь его я снова не смог. Все дальнейшие попытки зарядить-разрядить не привели ни к чему. При нажатии на кнопку питания Petzl весело вспыхивал 2 раза белым диодом и 1 раз красным. И все.
Уже в конце сентября попробовал обратиться к представителям Petzl в Екатеринбурге Decatlon и Манарага. В Декатлоне прикинулись, что ни чего не знают, Petzel-ями не торгуют. Манарага тоже отмахнулась, сославшись на то, что покупал я его не у них, а на Ebay. Потеряв, всякую надежду позвонил, а потом и приехал в Альпиндустрию. Полчаса телефонных переговоров с Москвой и вуа-ля. Мой TIKKA отправляется на экспертизу, а мне выдан другой, точно такой же, прямо с витрины. Я в шоке! Еще раз уточняю,что фонарь мной куплен полгода назад на Ebay, что я его ронял и на нем есть царапины. А мне в ответ: - Да ты успоко-о-о-йся. Фирма дает 3 года гарантии. Ни когда не знаешь: где найдешь, где потеряешь.
Кабан, блин! Накрылся медным тазом мой марафон. Мой марафон! Приложившись левым плечом, бодро качусь по асфальту. Время замедляется. Я начинаю думать, что скоро должен остановиться. Расслабляюсь, пытаясь получить удовольствие. В этот момент кинетическая энергия движения интенсивно переходит в тепловую. И вдруг, что-то поднимает меня в воздух, я делаю сальто-мортале. Повторный контакт с асфальтом пришелся на нижнюю часть спины. Франция дала мне хорошего пинка. Переворачиваюсь на живот. Хорошо-то как, Вася! Поднимаю голову. Вся толпа их группы Z, охая и матерясь, объезжают меня справа и слева, пытаясь лавировать между велосипедом, телом и деталями моего гардероба и снаряжения разбросанного по дороге. Ни кто не разрушил композицию. Я даже подозреваю, что в этой суматохе, отряд вообще не заметил потери бойца.
Встал, кряхтя и держась руками за нижнюю часть спины. Убрал весь свой скарб с дороги на обочину, подвел неутешительные итоги.

Минусы:
1. Новое кожанное седло Sella Anatomica поцарапано, погнуто и перестало амортизировать.
2А. Колеса в хлам. На заднем ободе разошелся шов, восьмера боковая — шоркает о раму, мама не горюй. На нем же восьмерка радиальная, «яйцо». При движении каждый оборот колеса сопровождается нежным пинком под зад. Прикольно, но! В сочетании с ноющей от встречи с поверхностью планеты пятой точки и переставшего амортизировать, скособоченного седла, массаж получается в стиле hardcore.
2Б. На переднем колесе 3 спицы отделены от втулки, бережно выпрямлены и уложены на дно багажника. Восьмерка за широкую кроссовую вилку не цепляет, но вибрация на руль передается, отбивая желание ехать быстрее 25 км/ч.
3. Карман на багажнике оторван — фигня.
4. Бачки пустые, и вода и изотоник на дроге. В белом бачке, том что под чистую воду, дырка на уровне 300,0 мл. Воду жалко.
5. Не везет мне с жилетками ПБП: первую я потерял на Чуйском тракте, нынешнюю покоцал при падении, правда не очень сильно. Ехать можно, даже молния работала.
6. Печальная участь постигла майку нашей новой клубной формы. Одета она была всего второй раз! Левый рукав и воротник оторваны и расплавились. Молния расплавилась. Пепел стучит в мое сердце! Где бы камень взять, запустить в кабанчика. Сидит, сволочь раненая, где-то в кустах и то ли стонет, то ли смеется.

Плюсы:
1. Велосипед целый. Ободранная на руле обмотка не в счет.

2. Мой бедненький шлем!
Мой желтенький Giro Ionos!
Я песню слагаю тебе.
Ценой своей яркой скорлупки
Ты спас мой котел на плечах.
Удара башкой об асфальт
Не почувствовал я абсолютно.
Второй раз мне жизнь преподносит урок:
Как только решил ты кататься на байке -
Спрячь голову в шлем,
Хоть даже и байка еще не купил ты.

3. Кости целы, раны заклеены пластырем. На все про все потрачено 20 минут (проверял уже дома по треку). Вперед!

Сейчас поймал себя, что мысли вернуться даже не было. Сойти, да хотел. Был такой момент, уже во вторую ночь, возвращаясь в Каре из Бреста. Замерз на спуске с Рок-Тревезе, заголодал, отстал от Баранова. На прямой как стрела дороге «заплутал». Остановился на обочине и уставился на навигатор. Просто стоял и смотрел ни чего не соображая. Пока мимо не проехали два голландца и не подобрали меня с собой. От них я тоже отстал, так как продолжал засыпать на ходу, но уже больше не останавливался до КП. На КП я только отметился, у меня впервые появился «задел» в час или два. Кушать не стал, внутрь ни чего не лезло, горло саднило. Подошел к машине и решил, что плевать, завалюсь спать. А там как получится. Или не получится.
Но Света сказала: - «Ты молодец, у тебя есть сколько-то времени в запасе. Надо ехать прямо сейчас, к утру успеешь в Лудеак, до закрытия». ???
На это я возразить не мог. Конечно же молодец. Но, если ты меня не пустишь спать в машину, - ответил я, - лягу возле машины. Сошлись на 60 минутах. Проспал аж 90!
До Мортани ровно 110 км. Я еду свой второй ПБП. Я еду ПБП один. ОДИН! Кто б сказал — не поверил. Всем рассказывал, что во Франции заблудиться невозможно, что любой там найдет компанию по силам, и тд и пр. Но я ехал один. Меня ни кто не обгонял, попадались только редкие отставшие. Французы в деревнях, волонтеры на перекрестках удивленно переводили взгляд с меня на часы. Я ехал один, я ехал неспешно. Relax and enjoy! - говорил я себе и окружающим. Какой там релакс. В голове свербила мысль — не успею. На спусках 20-25 км/ч. Не столько из-за восьмерок, сколько из-за крутящихся в голове мыслей. О кабанчике в кустах, о 3 спицах из переднего колеса лежащих в багажнике, о нижней части спины, о воде, о безвозвратно испорченой майке, о каске (стянутой пластиковыми стяжками и нахлобученой на голову). Я понимал, что в Мортани механик скажет: - парень, выкинь эти колеса. Новых аналогичных мне не найти (передняя с динамовтулкой и оба с дисковыми тормозами). Как вариант, покупка ободьев и пересборка колес, но времени это займет немеряно. Я понимал, что Света, видя мои неспешные перемещения на трекере будет переживать, послал ей сообщение, что все ОК. И надеялся позвонить с КП. 6,5 часов до Мортань-о-Перш.
Доехал. Если не считать, что 2 раза сворачивал не туда на перекрестках. В обоих случаях выручил навигатор, возвращаться не пришлось, лишнего практически не накрутил. Зато заглянул в попутную кафешку, перехватил бутерброд и заправился водой. Возле КП в Мортани тишина и пустота, зато внутри волонтеры шумно празднуют свою первую ночь, проведеную на вахте. Сами себе произносят хвалебные речи, хором выкрикивают какие-то приветствия и дружно запивают вином. Вдруг откуда ни возьмись в столовую вхожу я. Во всей красе: «голова повязана, кровь на рукаве, след кровавый стелется...» - тишина гробовая.
- Вива Франс! - немного разряжаю обстановку.
И продолжаю: - «Же не манж па сис жюр». Где тут у вас техническая помощь?
30 пальцев молча показывают на боковую дверь на улицу. На улице под тентом трудится механик. Снимаю колеса и не надеясь на удачу протягиваю ему с вопросом. Он мои колеса посмотрел, покрутил, присвистнул и вынес резюме: - «reparable». - Только нужно время.
Я на седьмом небе.
- Да, конечно, сколько угодно, их у меня есть! А фомочка не найдется на минутку. Механик в недоумении, но нашел длинную отвертку, которой я под одобрение собирающейся кучки зрителей, выправил рамку у седла. Мужики из столовой высыпали, заставили меня рассказать про кабанчика с бело-черными полосками на спине и принялись что-то обсуждать, продолжая попивать винцо.
Я пошел в душ, потом клеиться-мазаться к парамедикам, потом обновлять гардероб в спортивной лавке.
Спасибо всем, кто на КП был в тот момент, я так соскучился по людям, что рад был поговорить даже с деревом, а тут всеобщее внимание. Короче помогли они мне подобрать каску и джерси. В соответствии с моими финансовыми возможностями. Осталось денег даже заплатить за обед и ремонт колес. Механик сперва попросил 10 евро, но в результате установка спиц, правка восьмерок на колесах обошлась в пятерку.
Устанавливаю колеса на место и из толпы обсуждающих мои приключения Мортань-ау-Першевцев отделяется эдакий Жан Габен (красный нос, пузико над ремнем, короткие резиновые сапожки, кепка). Завязывает диалог (переводчиком какой-то рыжий пацан):
- Так это тебя кабан сбил?
- Угу.
- Спина полосатая?
- Да, белые и черные, вдоль.
- Это не кабан, это был Le Blaireau.
- Че? Каво?
Мужики между собой пошушукались, что-то сказали пацану. Тот спрашивает:
- Ты Ино знаешь?
- Какое ино? Говорю же кабанчик был, маленький.
- Не, - гнет свое толмач. - Знаешь Бернара Ино?
Я в недоумении, еще не просек.
- Велосипедист что-ли, победитель Тур де Франс? Ну, знаю, конечно же. Видел его вживую, он в 2011 на закрытии ПБП поздравлял участников. Только причем здесь Бернар Ино. Я ж говорю, что меня сбил … Блин, неужели барсук.
Жан Габен кивает головой, кладет мне руку на плечо.
- Да парень, ты лично познакомился с Бернаром Ино. Le Blaireau.
В глазах окружающих неподдельное восхищение.
Занавес опускается. Марафон продолжается.


Обновлено ( 03.11.2015 11:33 )
 
© 2018 olvo.ru. Все права защищены.
Joomla! — свободное программное обеспечение, распространяемое по лицензии GNU/GPL.